Preview

Известия Национальной академии наук Беларуси. Серия гуманитарных наук

Расширенный поиск
№ 2 (2017)
Скачать выпуск PDF

ФИЛОСОФИЯ И СОЦИОЛОГИЯ

7-16 242
Аннотация

Философия, по мнению автора, не сводима лишь к науке ни по своему происхождению, ни по своей сущности. Отправными пунктами философского познания являются самосознание, внутренний мир самого познающего, а также его связи со знаками и символами сверхъестественного идеального мира и процессами идеализации и идентификации. Первоначально она предстает как «древнее искусство риторического состязания», или древняя игра ума, способ социального врачевания в виде своеобразных пародий на существующую реальность, постепенно обретая форму рефлексивного мышления, на протяжении столетий рассматриваемого как выражение самой сущности философского познания. В условиях постнеклассической рациональности ХХI столетия она вновь обретает облик социально-культурного феномена, неразрывно связанного с символами и смыслами культуры, ценностями и нормами, не только выражающими сущность мировых процессов и явлений, но и определяющими сами условия существования человечества. Исходным пунктом становления и развития европейской философии является акт внутреннего самосозерцания, первоначально почерпнутый из мифологических мировоззренческих представлений, проявляемых в виде национального культурного кода через мышление человека, его религиозные убеждения и игровые состязательные формы поведения и деятельности в социуме. Осознавая себя неотъемлемой частью национальной, народной, общечеловеческой культуры, философия становится важнейшим фактором цивилизационного развития. Философские интеллектуальные традиции и их смена по существу являются выражением соответствующей ценностно-нормативной, логико-смысловой формы ее взаимодействия со всеми видами общественного сознания, придавая им форму религиозных, научных и других знаний. 

17-24 250
Аннотация

Обсуждается проблема построения единой физической теории. Соблюдая преемственность философской традиции в поиске физических первоначал и принципов и анализируя современные подходы и гипотезы, претендующие на «окончательную физическую теорию», авторы приходят к выводу о необходимости более глубокого онтологического обоснования физического знания и формулировки новой метафизической парадигмы. На этих основаниях можно построить фундаментальную физическую теорию, но это не будет окончательной «теорией всего», так как феномены жизни и сознания невозможно редуцировать к физическому действию и они выходят за пределы физической реальности. В качестве методологического критерия истинности теории ставится задача достижения простоты и ясности исходных принципов в едином описании сложного многообразия феноменального мира. Эта простота исходных принципов, из которых следует все многообразие явлений, эквивалентна действию простой субстанции, порождающей сложность как внутреннюю динамическую структуру неделимых элементов и как структурное разнообразие внешних связей и отношений между ними. Таким образом, субстанциональное действие проявляется либо как простейшее физическое взаимодействие, либо как более сложные динамические феномены жизни и сознания. Дается философское обоснование методологического принципа генезиса физических понятий и генетической программы построения физической «теории всего». Успешная реализация этой программы возможна при смене метафизической парадигмы и введении новых фундаментальных сущностей. Выдвигается гипотеза о субстанциально-информационной природе времени и дается новое определение субстанции как генератора первичной информации, хрональной протяженности, как фундаментального субстрата, в котором проявляется действие субстанции, и информации как меры разнообразия, порождаемого субстанцией и проявляемого в хрональном континууме. 

25-35 272
Аннотация

При рассмотрении проблемы в контексте общемировых процессов отмечается, что однозначно оценить их влияние на развитие Республики Беларусь практически невозможно, имеют место как позитивные, так и негативные тенденции. С некоторыми из таких тенденций связаны риски и вызовы безопасности государства в военной сфере, обуславливающие необходимость повышения эффективности функционирования Вооруженных Сил. В качестве одного из направлений деятельности по повышению эффективности функционирования Вооруженных Сил выделяются меры, направленные на укрепление кадрового потенциала офицерского корпуса, формирование у офицеров определенных индивидуально-личностных качеств, актуализацию ценностей военной службы, мировоззренческих концептов государственной идеологии и т. п. Данные компоненты рассматриваются в качестве духовно-нравственной составляющей кадрового потенциала офицерского корпуса. В ходе анализа подчеркивается обоснованность практики организации работы по формированию у офицеров духовно-нравственной составляющей с учетом специфики различных уровней кадрового потенциала, особенностей социальных групп. При этом отмечается необходимость рассмотрения курсантов в качестве одной из таких групп, вводится понятие базисного уровня кадрового потенциала Вооруженных Сил. В заключении определяются основные задачи, решение которых позволит повысить эффективность деятельности по формированию профессионально значимых духовно-нравственных компонент у курсантов. 

ИСТОРИЯ

36-40 252
Аннотация

После заключения Рижского мирного договора в марте 1921 г. руководство БССР было вынуждено решать проблему экономического восстановления народного хозяйства, возвращения вывезенного имущества, поиска внутренних и внешних финансовых ресурсов. Если вопрос реэвакуации более или менее решался при помощи созданной в мае 1921 г. Польско-российско-украинской реэвакуационной комиссии, то вопрос компенсации потерь, нанесенных польскими войсками и оккупационными властями, просто повисал в воздухе. Процесс определения точной цифры потерь начался только в начале 1922 г. и был инициирован Народным комиссариатом иностранных дел РСФСР. Именно в это время 21 января 1922 г. Постановлением СНК БССР была создана Специальная комиссия по оценке потерь, нанесенных действиями польской армии и оккупационными властями государству, частным лицам и учреждениям на территории БССР. Комиссия по оценке потерь действовала в условиях слабого финансирования, неподготовленности технического персонала. Ее деятельность была ограничена во времени и возможностях. Потери по республике составили 9 млрд 34 млн 208 тыс. 319 советских руб., или 52 млн 29 тыс. 281 золотой довоенный руб. и 34 коп. 

41-52 272
Аннотация

Статья посвящена исследованию позиции поветовых передконвокационных сеймиков ВКЛ в вопросе выбора короля в 1733 г. Цель статьи – установление позиции передконвокационных сеймиков ВКЛ по основным политическим вопросам, а именно насчет кандидатуры будущего монарха. Рассмотрение этой проблемы стало возможным после выявления нового собрания инструкций послам с передконвокационных сеймиков ВКЛ в архиве Коссовских из Глоговы в Государственном архиве Польши в Лодзи. Из 24 посольских инструкций послам на конвокационный сейм 1733 г. нам известно 18. На их основании удалось установить, что шляхта на 13 передконвокационных сеймиках ВКЛ высказалась за избрание будущим королем “пяста”. Фактически это означало поддержку кандидатуры Станислава Лещинского, который и был основным кандидатом “пястом”. В его поддержку выступило большинство поветовых передконвокационных сеймиков 1733 г. На оставшихся 5 передконвокационных сеймиках шляхта не высказалась за избрание будущим королем “пяста”. Среди этих сеймиков были новогрудский и минский, которые в будущем станут центрами оппозиции Станиславу Лещинскому. Это показывает, что противники Лещинского имели большинство уже на передконвокационных сеймиках этих поветов. Многие передконвокационные сеймики занялись вопросом отмены налога подымного со шляхты ВКЛ. Отменить этот налог в своих инструкциях просила лидская, трокская, гродненская, ковенская, жмудская, минская и часть мстиславской шляхты, а брестская шляхта специально для урегулирования этого вопроса выслала своих послов к примасу Теодору Потоцкому. В посольские инструкции также попали партикулярные просьбы различных магнатов Речи Посполитой: Радзивиллов, Теодора Любомирского и Якуба Собесского. 

53-59 259
Аннотация

Статья посвящена исследованию влияния гуннов на этнические и политические процессы, которые происходили в Европе в IV–VI вв. н. э. Именно гунны своими активными действиями существенно изменили взаимодействие римлян и варваров. От завоевательных походов варварские народы перешли к интенсивному заселению римских территорий, созданию собственных государств. В результате Западная Римская империя была уничтожена. При этом в ходе процессов Великого переселения народов, вызванных гуннским влиянием, варварами к концу VI в. н. э. были сформированы новые центры этнического и политического развития, либо заложены основы новой этнической и политической карты Европы. Что касается гуннов, то после распада их кочевого государства в середине V в. н. э., в результате межэтнического взаимодействия, к концу VI в. н. э. они сливаются с иными народами, либо растворяются в византийском населении. Еще во второй половине VI в. н. э. в Европу проникают авары и к концу VI в. н. э. создают здесь новое кочевое государство. При этом гуннский этнический стереотип поведения, с которым были связаны успех гуннов и их активные действия, продолжал оставаться актуальным в этнополитическом плане для тесно связанных с ними народов, в том числе и кочевников. 

ЯЗЫКОЗНАНИЕ

60-65 247
Аннотация

Исследуются сложнопричастные образования. В результате анализа грамматических явлений был представлен количественный и качественный анализ, отражающий особенности рассматриваемого грамматического явления в священном писании. Анализ сложных причастий производится, основываясь на греческих первоисточниках, легших в основу Библии Лютера. Анализ причастий в Библии Лютера позволил сделать выводы о том, что сложные причастия являются достаточно продуктивным образованием, о чем свидетельствуют количественные данные. Самой продуктивной в данном священном писании является модель, первый компонент которой представлен существительным, она составляет 63% от общего количества извлеченных из текста сложных причастий. Второй по количеству извлеченных из текста сложнопричастных образований является группа, первый компонент которой представлен числительным. Данная группа составляет 24% от общего количества сложных причастий анализируемого текста. Весьма немногочисленными по количеству причастных единиц являются группы сложных причастий с первым компонентом – наречием (6%) и местоимением (5%). Самой немногочисленной группой сложных причастий в Библии Лютера является группа сложных причастий, первый компонент которой выражен прилагательным (2%). В результате анализа удалось сделать выводы о том, что некоторые сложные причастия получают первую фиксацию непосредственно в Библии Лютера. 

66-75 270
Аннотация

Обоснована возможность изучения собственных имен с позиций сигматики – одного из аспектов плана содержания знака. Показана несводимость топонимов к одному четко заданному месту в семиотической классификации: исследователь может определить их символические, индексальные и иконические свойства. Причем рассмотрение топонимов как знаков-икон в приложении к именам разных видов объектов способно придать исследованию экспланаторный характер. Этапы изучения разных аспектов топознака (синтактика, семантика, прагматика) в целом повторяют этапы изучения слов общей лексики. Синтактика – простой, «осязаемый», а потому наиболее изученный аспект топознака. Семантика топонима оказывается условной (изучается семантика основ) в связи с наличием в структуре онима компонента уникальности, который не позволяет ему выражать понятие. В связи с поворотом науки к антропоцентризму в современной топонимике возникает новое направление, ориентированное на прагматику. На постсоветском пространстве оно исходит из необходимости изучать этнокультурные смыслы, которые стоят за элементами топонимов. Автор статьи предлагает при выявлении роли фактора человека исходить также из свойств объектов восприятия и их важности для людей в качестве ориентиров в пространстве, т. е. из сигматических характеристик. В результате выделяются четыре категоризационных шаблона, которые отражают как ключевые смыслы, представленные в топонимах, так и конструктивный характер построения системы имен. 

ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ, ЭТНОГРАФИЯ, ФОЛЬКЛОР

76-81 372
Аннотация

Танец Буто – авангардный стиль танца, который возник в Японии в начале 1960-х гг. в творчестве Т. Хиджиката и К. Оно. Танец Буто предложил радикально новые принципы организации хореографического материала и взаимоотношения исполнителя с его собственным телом, новаторские приемы работы с образом и сценическим пространством. Среди основных принципов танца Буто можно выделить акцентуацию на движение тела, а не на точную хореографию, принципы «пустого тела» и телесной археологии, пребывание актера и его тела в пограничном физическом и психическом состоянии, радикальную субъективность исполнителя, обращение к творческим силам подсознания, отказ от традиционных представлений о гармонии и красоте. В Беларуси танец Буто начинает осваиваться в начале 2000-х гг. и органично входит в сценическую практику отечественных хореографических коллективов и пластических театров, в том числе пластического театра «ИнЖест» В. Иноземцева и независимого хореографа И. Ануфриевой. Среди основных аспектов танца Буто, которые выделяют отечественные режиссеры и танцоры, можно назвать осмысленность движения, его спонтанность и импровизационность; понимание движения как средства выявления подсознательных импульсов; тесное взаимодействие движений тела и образов; выявление в хореографии памяти тела; принцип пространственной драматургии; преодоление понимания танца как иллюстрации музыки, эмоций, образа. Танец Буто нарушает каноны и традиции сценического искусства и раскрывает огромный потенциал развития новых театральных и хореографических форм. 

82-90 306
Аннотация

Мотивы проводов зимы и кликанья весны в масленичных обрядах белорусского Полесья проанализированы с использованием этнолингвистической методологии. Масленица рассматривается как один из праздников весеннего новолетия, ритуал перехода (в терминологии Арнольда ван Геннепа). В качестве ступеней перехода выделяются проводы зимы и кликанье весны. Использованы также наработки А. К. Байбурина, который уточняет выделенные ван Геннепом этапы в ритуале: «старый мир», который существовал до проведения ритуала, десемиотизируется; затем происходит создание новой семиосферы, собирание «нового мира» из обособленных частей; в конце ритуала – освоение созданного заново мира, его ритуальный раздел. Символический «старый мир», старый сезон в масленичных обрядах – это зима, а новый – весна. Проводы зимы и кликанье весны в полесской масленичной обрядности рассматриваются во взаимосвязи. Анализируются такие аспекты проводов зимы на Полесье, как сжигание чучела, ветоши, демонстрация специально сделанной куклы-чучела. Акцентируется внимание на таких особенностях масленичного кликанья весны, как исполнение весенних песен возле костра, в котором жгут чучело или ветошь, локально (Житковичский и Столинский р-ны) – кликанье весны с сыром в руках. 

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

91-98 502
Аннотация

Проблема терминологического определения понятия «философская лирика» исследуется в контексте с такими категориями поэтики литературы, как жанр, стиль, художественный метод. В современных литературоведческих исследованиях, посвященных философским аспектам белорусской литературы, отсутствует однозначное определение понятия «философская лирика», которое часто заменяется другими: интеллектуальная лирика, поэзия мысли, медитативная лирика, философско-медитативный лироэпос, научная лирика, поэзия постижения, размышляющая лирика. В литературоведческих исследованиях выделяются три магистральных подхода в изучении философской лирики: рецептивный, типологический и исторический. Аналитический обзор основных подходов в рассмотрении художественной структуры философской лирики дает основания характеризовать ее как универсальную и синкретическую. На основе анализа исследовательских стратегий белорусских и русских литературоведов выделены характерные особенности изучения философской лирики. 

99-105 261
Аннотация

Формулируются определения авторского мифа о городе как о созданной автором по установленным им самим законам художественной правде, новой реальности, которая моделируется согласно законам мифологического сознания и городской мифологии (представленной народными преданиями о необыкновенных моментах истории города, его жизнедеятельности, его жителях и пространстве, где город воспринимается как целостный, живой, культурный организм). Город в художественной трактовке Я. Борщевского – амбивалентный образ, символическая многозначность которого раскрывается автором посредством использования библейских представлений о городе-Рае, городе-Пекле и городе-Чистилище. Исследовано, что архетипические моменты библейской истории, как и языческие представления белорусов, трансформированы в авторском мифологизировании, их использование способствует осознанию несовершенства современного положения в мире и восприятию надежды на новое обновление, которое мыслится писателем не как создание нового, а как возвращение к первоначальной гармонии. Выявляется, что обновление в городском мифе Я. Борщевского, с одной стороны, связано с идеей утопического возвращения Золотого Века, переплетается с верой в натурального человека, в натуральное хозяйство, а с другой – раскрывается в непоследовательных авторских надеждах на город как центр просвещения, высокой культуры и духовности. Подчеркивается, что в городской мифологии Я. Борщевского ключевым является мотив потери исторической памяти, что стало признаком деградации и закономерно предшествует концу истории города, является составной частью эсхатологических мифов, но трагизм эсхатологической тематики городских мифов облегчается мотивом цикличности, обновления. Эсхатология в городской мифологии и утопия в авторском мифе о городе определены как выражение идеи цикличности. Выявляются отличительные черты мировидения писателя. 

ПРАВО

106-121 596
Аннотация

Проведен анализ правовой (конституционной) истории Беларуси. Рассмотрены различные точки зрения на развитие и становление белорусской государственности. Использованы труды отечественных, российских, польских, литовских авторов, в которых излагались взгляды на историю белорусского народа. Акцентировано внимание на влиянии статутов Великого Княжества Литовского на развитие государственного права Беларуси. Отмечено, что как минимум существует два белорусских подхода к оценке белорусской государственности. Первый – доставшийся нам от советских времен, согласно которому белорусская государственность началась 1 января 1919 г. с провозглашения Советской Социалистической Республики Белоруссия в Смоленске. Второй – согласно которому белорусская государственность насчитывает много веков и начинается, по крайней мере, со времен Полоцкого княжества. Новые возможности для становления Беларуси как независимого государства появились на рубеже 80–90-х гг. прошлого столетия. В этот период на фоне начатой перестройки отношений между Союзом ССР и союзными республиками, возросшей активности граждан, их общественных объединений был начат процесс реформирования политической, экономической и правовой систем. Право в это время нуждалось в значительной степени в обновлении. Отмечаются наиболее важные законы, принятые в этот период высшим органом государственной власти Беларуси, которые завершили юридическое закрепление независимости. К ним отнесены такие основополагающие нормативные правовые акты, как Декларация о государственном суверенитете Беларуси, Закон «Об основных принципах народовластия в Республике Беларусь», а также новая Конституция Беларуси, подготовка которой осуществлялась более трех лет и завершилась принятием в 1994 г. Все это позволяет составить целостную картину развития конституционного процесса на белорусских землях, который неотделим от исторического процесса развития белорусского народа и его государственности. 

122-128 248
Аннотация

Исследуется фактор политической воли через призму криминологических представлений о коррупции. В общем виде определяются препятствия на пути к формированию и реализации такой политической воли в Украине. Обосновывается утверждение, что неэффективность действующей формации механизма уголовно-правового противодействия коррупции в Украине связана с тем, что приведение его в действие по каждому отдельному коррупционному преступлению зависит от наличия, отсутствия или нейтральности фактора политической воли высшего руководства государства, препятствиями в формировании и реализации которого являются свойства институционализированной коррупции в Украине. На основании обобщения свойств коррупционных преступлений объясняется их повышенная опасность в Украине. Предлагаются пути совершенствования механизма уголовно-правового противодействия коррупции в Украине. 



ISSN 2524-2369 (Print)
ISSN 2524-2377 (Online)